История последних дней царской семьи глазами собаки

В воспоминаниях  баронессы Софьи Карловны Буксгевден — фрейлины святой  страстотерпицы царицы Александры Федоровны есть рассказ о встрече с собакой цесаревича Алексея.  Одновременно радостной и грустной встрече с единственным выжившим  свидетелем убийства царской семьи. 

Баронесса рассталась с императорской семьей в мае 1918 года в Екатеринбурге — в Ипатьевский дом  ее не пустили, а мемуары писала уже в эмиграции, в Лондоне. 

Читать материал на сайте foma.ru  

«Чекист Михаил Медведев, с первого выстрела, застрелил насмерть Николая  II. В это время, я также разрядил свой “наган” по осужденным. Результаты  моих выстрелов я не знаю, т.к. вынужден был сразу же пойти на чердак, к  пулемету, чтобы в случае нападения на нас (во время этой акции),  враждебных нам сил, в своей пулеметной команде отражать это нападение.

Когда я вбежал на чердак — увидел, что в Горном институте,  расположенном через улицу, загорелся свет. Хорошо были слышны выстрелы, и  сильный вой царских собак.

Я немедленно спустился в комнату казни  и сказал, что стрельба в городе хорошо слышна, что очень силен вой  царских собак, что против нас, в Горном институте, во всех окнах горит  свет, но в это время, за исключением фрельны (фрейлины – Т.М.) и сына Николая, все уже были мертвы.

Я  рекомендовал умертвить их холодным оружием, а также умертвить трех  царских собак, которые сильно выли. Четвертую собаку Джек как не  производившую вой, не тронули.

Затем районный врач освидетельствовал всех казненных и установил, что все они мертвы».

Читайте также Революция: новая вера или старый царь 

Так рассказывал об убийстве царской семьи в Ипатьевском доме член  Уральского ЧК М. Кабанов. В его воспоминаниях есть неточность – царских  собак было три, а не четыре — Джой, Ортипо и Джимми. В августе 1917-го  года все три собаки отправились со своими хозяевами из Царского Села в  ссылку в Тобольск, а позже — в Екатеринбург, где в июле 1918-го и была  расстреляна императорская семья. После событий, описанных чекистом  Кабановым, в живых остался только спаниель цесаревича Алексея — Джой.

Один  из охранников Дома Ипатьева Анатолий Якимов вспоминал: «Дверь из  прихожей в комнаты, где жила царская семья, по-прежнему была закрыта, но  в комнатах никого не было. Это было ясно: оттуда не раздалось ни одного  звука. Раньше, когда там жила царская семья, всегда слышалась в их  комнатах жизнь: голоса, шаги. В это же время там никакой жизни не было.  Стояла только в прихожей у самой двери в комнаты, где жила царская  семья, их собачка и ждала, когда ее впустят в эти комнаты. Хорошо помню,  я еще подумал тогда: напрасно ты ждешь».

Во время выноса тел из  подвала Дома Ипатьева Джой убежал на улицу. Собаку взял к себе один из  охранников дома Летемин. При допросе Летемина выяснилось, что 22 июля  1918 года он унес из Дома Ипатьева к себе многие вещи, принадлежавшие  ранее Царской Семье. А Джоя просто пожалел и решил дать ему приют.

Через  восемь дней в Екатеринбург пришли белые. Во дворе Ипатьевского дома они  нашли “бедное маленькое животное, полуголодное, бегавшее по двору  Ипатьевского дома. Казалось, что собачка все время искала своего  хозяина, и его отсутствие ее так печалило и удручало, что она едва  прикасалась к еде, даже когда о ней ласково заботились”. Джоя, который к  тому времени был почти слепым, взял к себе полковник Павел Павлович  Родзянко, служивший в белых войсках Восточного фронта. Вскоре он отвез  собаку в Омск, где находилась Британская военная миссия.

В это  время в Омске находилась и бывшая фрейлина императрицы баронесса  Буксгевден. Узнав, что маленький друг убитого цесаревича Алексея здесь,  она немедленно отправилась посмотреть на него.

Читайте также Последний маршрут Царской семьи. Инфографика

Почувствовав знакомого человека из той жизни, находящийся в отчаянии почти слепой пес вскочил и побежал навстречу баронессе.

“Я  никогда не видела собаку в таком волнении,— вспоминала она. — Когда я  позвала его, он мгновенно выскочил из вагона и бросился через платформу  ко мне, подпрыгивая и делая вокруг меня широкие круги, и не прильнул ко  мне передними лапами, но вышагивал на задних лапах, как цирковая собака.  Генерал Дитерихс сказал мне, что он до этого никого так не  приветствовал, а я приписала это тому, что моя одежда, которая была той  же, что я носила в Тобольске, все еще имела знакомый запах, притом, что я  его особенно не ласкала. Когда я ушла, Джой пролежал целый день у  двери, через которую я ушла. Он отказался от еды и снова погрузился в  свое обычное состояние отчаяния.

Читайте также За что канонизирован император Николай II и его семья?

Что видел маленький  Джой в ту ужасную ночь 16 июля? Он до последнего был с Императорской  Семьей. Был ли он свидетелем трагедии? Очевидно, в его голове  сохранялась память об огромном потрясении, и его сердце было разбито.  Вызывало большое сочувствие наблюдать этого немого друга, который так  живо сохранял память о Цесаревиче. О маленьком Джое хорошо заботились.  Полковник Родзянко взял его в Англию, и он провел свои последние годы в  самых комфортных условиях, но прежнее его настроение так и не  восстановилось».

Полковник Родзянко, как пишет баронесса, передал  Джоя англичанам. Они увезли собаку в Англию, где ее приняли в семье  короля Георга, кузена императора Николая II. Свою жизнь Джой, преданный  друг цесаревича и свидетель убийства императоской семьи, дожил при  английском дворе в Виндзоре.

***
Сегодня много написано о  гибели семьи последнего императора, много свидетельств собрано о  событиях тех лет. Но помимо исторических фактов, результатов  расследований, мне кажется значимым для осмысления той трагедии и такое  вот свидетельство Джоя. Снова и снова рисую в воображении эту картину –  почти слепой царский пес, хозяев которого жестоко убили, вдруг чувствует  запах фрейлинского платья — и бежит из последних своих старческих сил  навстречу прошлому. Тому прошлому, которое уже никогда не вернуть. Но  Джой не знает этого и не верит в это. Да и как может потерять надежду  собака, чье имя переводится как “Радость”?..

* Книги С.К.  Буксгевден «Жизнь и трагедия Александры Федоровны, Императрицы России»  вышли в московском издательстве «ГрифЪ» при участии издательств «Лепта  Книга» и «Вече».

Источник фотографий – сайт Стандарт № 5.

Подготовила Манакова Татьяна

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ:

Революция: новая вера или старый царь 

Последний маршрут Царской семьи. Инфографика

За что канонизирован император Николай II и его семья?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →