Так ли плохо баловать детей?

Елена Фетисова о счастливом детстве

Недавно я писала  о том, что родительская любовь не должна приводить к избалованности  ребенка, ведь любовь вообще не может творить зло, если только это на  самом деле любовь. А потом подумала, что есть огромное число взрослых,  которые вообще не считают избалованность злом. Вот очень характерная  сценка.

Читать материал на  foma.ru

Мама маленькой девочки стоит в очереди перед нами в аптеке. Девочка  пробегает по торговому залу, оценивает содержимое витрин и возвращается к  маме со списком просьб: вон тот колючий шарик, вон ту чашечку, такую  мисочку и вот такую уточку для ванны! Мама что-то негромко отвечает –  видимо, про несовпадение желаний и возможностей. Дочь мигом меняет тон:  повышает голос, начинает топать, прыгать, потом размахивать руками, а  потом уже раздраженно толкать двух впередистоящих пожилых женщин. Мама  делает строгое лицо и довольно решительно объясняет, что толкать, тем  более пожилых, вообще недопустимо, и что такое поведение в общественном  месте…

Но в этот момент «пострадавшие» дамы оборачиваются и обращаются к матери:

—  Да что вы! При современной нашей жизни только так себя и надо вести! Не  будет толкаться – саму затолкают. Ребенок должен уметь о себе заявить!

И  я не так уж редко встречаю на улице женщин, которые с хорошо читаемым  на лице умилением смотрят на свое орущее и топочущее на кого-нибудь чадо  и радуются: растет большой начальник!

Немного другая, но схожая  по результатам родительская установка звучит так: «Если у меня есть  деньги, чего ради я должен отказывать ребенку  и травмировать его?».  Впрочем, чаще всего ребенку и попросить-то ничего не дают – сплошная  работа на опережение. Мы с детьми как-то встретили в парке возле  аттракционов молодую пару, которая рьяно уговаривала трехлетнего ребенка  прокатиться на карусели. Мальчик боялся и не хотел, но папа, пустив в  ход «труса» и «слабака», усадил-таки его вместе с мамой на  пластмассового верблюда, чтоб быть уверенным: он способен дать своему  ребенку лучшее!

В интернете сторонники баловства прекращают споры и  попытки переубеждения убийственной цитатой: «Балуйте детей, господа!  Никто не знает, что их ожидает в будущем». Смысла этой фразы обычно  хватает для того, чтобы многие мамы и папы пустили слезу, скупую или не  очень, и сказали себе: «Действительно, еще не известно, как там жизнь  повернется – так пускай хотя бы детство моего чадушки будет  счастливым!».

Но отчего-то именно эта фраза меня наводит на прямо противоположные  мысли. Действительно, никто не знает, что ждет ребенка в будущем, и  поэтому страшно даже подумать, что станет с подросшим «корольком», если в  юности, оставшись без папы и мамы, он поймет, что не весь мир состоит  из его подданных.

Сможет ли «наследник всех своих родных» без  вреда для психики привыкнуть к необходимости в чем-то себе отказывать,  если вдруг наследовать ему окажется нечего? А как будет чувствовать себя  молодой муж, если обнаружит, что жена, в отличие от мамы, не все 24  часа в сутки готова благоговеть и умиляться на него, а почему-то гораздо  меньше? Как «самый лучший ребенок на свете» будет реагировать на  замечания начальства? Что, он сам станет «начальством»? А я отчего-то не  уверена, что всякий, кто встречает отказ истерикой и топаньем ногами,  непременно сумеет стать «большим боссом».

Изменение жизни к  лучшему гораздо приятнее, чем к худшему. Это не значит, что детство  ребенка должно быть забитым и серым, чтобы когда-то потом он смог  оценить жизнь. Нет, конечно, – но и абсолютно безоблачным оно быть не  должно. Ребенку жизненно необходимы навыки принятия отказов, смирения с  некоторыми обстоятельствами и умение радоваться малому, говорить  «спасибо» за новую машинку, а не требовать исключительно детский джип с  аккумулятором. Последнее, кстати, важно не только в каком-то безвестном  будущем, а определяет и восприятие самого детства.

Довольно давно  мне довелось трудничать в одном небольшом женском монастыре, в который  вместо очередной поездки заграницу монастырский благодетель отправил на  недельку своих детей примерно предподросткового возраста. Представьте:  лето, лес, река, просторы, солнечная погода и полная свобода. Мне тогда  было уже девятнадцать, однако же я не могла удержаться, и без свидетелей  от радости пускалась вскачь где-нибудь посреди бескрайнего поля. В  детстве, наверное, я бы исследовала здесь каждый камень и каждое дерево в  радиусе пяти километров, объелась зеленых яблок, накупалась в реке до  ангины и открыла бы брод на другой берег…

А двое ребят появлялись  на пороге трапезной с унылыми лицами юных каторжан, вежливо вздыхали над  монастырской картошкой и так же уныло плелись назад, в келью. Вода в  реке для них была холодной, лес скучным, поле – вообще какой-то  непонятной пустотой. Душа рвалась к экзотическим берегам и  дисней-лендам. Пару дней они еще держались, пока не выяснили, что забыли  дома сетевой адаптер от какого-то по тем временам модного «гаджета».  Тут уж бедняги сникли окончательно.

У них было богатое, счастливое, полное захватывающих впечатлений детство. И – почти ни малейшей возможности это заметить…

Фото Елены Сысоевой

Автор: Елена Фетисова

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ:

Как (не) сделать из учебы каторгу. Елена Фетисова о раннем развитии

Нам нужно готовить людей к тому, что у них не будет профессии

Мамы, которые не сдались. Потрясающий фотопроект



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic