fomaru

6 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Владыка Донор: зачем православный епископ уже 16 лет сдает свою кровь

Читать на сайте

«Я слышал самые разные истории про то, как людям становится плохо во время сдачи крови, и переживал за свою собственную реакцию» — вспоминает епископ Феоктист (Игумнов) свой первый донорский опыт.

Накануне Международного дня донора крови, который отмечается во всём мире 14 июня, мы попросили владыку рассказать, почему вот уже 16 лет он регулярно сдает свою кровь и что думает о суевериях, связанных с переливанием крови, которые есть у некоторых верующих людей.

Феоктист (Игумнов), епископ Переславский и Угличский:

— У меня не было мысли становится донором, я совершенно не думал об этом. Но как-то раз в 2003 году ко мне обратился за помощью один из священников Александро-Невского собора города Ижевска, в котором я тогда служил диаконом. Его новорожденному сыну нужна была кровь. Отказать я не хотел и не мог, потому и пошел на свою первую сдачу крови в качестве донора.

Я слышал самые разные истории про то, как людям становится плохо во время сдачи крови, и переживал за свою собственную реакцию. Очень не хотелось проявить слабость, пусть и невольную. Собственно, переживание за самого себя — единственная эмоция, которую я запомнил. Хотя потом была еще огромная радость от того, что все прошло прекрасно. Малышу мы, к слову сказать, помогли: он выздоровел.

Когда же я учился в Московских духовных школах, ко мне обратились студенты, которые регулярно сдавали кровь для одной женщины. У нее было очень неприятное заболевание, и жить без регулярного переливания крови она попросту не могла. Я уже знал, что прекрасно переношу донацию, и поэтому присоединился к студентам.

Уже 16 лет я являюсь донором, и за всё это время никаких трудностей какого-либо характера никогда не испытывал, но с суевериями касательно переливания крови, конечно, сталкивался.

Борьба с суевериями с помощью слов, как мне кажется, довольно бесперспективное занятие. Если человек руководствуется ими, значит, его авторитет находится вне Церкви, потому в Церкви нет и не может быть суеверий, а есть только вера во Христа Спасителя. Думаю, что здесь необходимы не слова, а действия, направленные на то, чтобы сместить авторитет с внецерковного на внутрицерковный. А это уже история про личности. Собственно, это была и есть одна из самых главных наших задач: сделать так, чтобы уважение к архиерею, настоятелю или же рядовому священнику позволяло двигаться туда, куда зовет Церковь.

В данном же случае Церковь благословляет очень простой и незатратный путь помощи другим людям: если нет медицинских противопоказаний, то сдать кровь очень просто, это, думаю, для очень многих даже проще, чем пожертвовать условную тысячу рублей на какое-то благое дело.

Мне иногда кажется, что донорство — один из путей исполнения заповеди о любви к ближнему для особо скупых христиан.

Когда мы решили устраивать регулярные донорские акции при храме Рождества Христова в Митине города Москвы осенью 2015-го года, были люди, которые весьма скептически смотрели на нашу затею в том числе и из-за бытующих суеверий. Но благодаря очень грамотной подготовке со стороны наших активистов и тому факту, что я как настоятель шел впереди всех, многие изменили свое отношение. За 4 года нам удалось провести акцию по сбору крови при храме 7 раз!

Все в том же храме Рождества Христова в Митине история про донорство началась с одной молодой прихожанки, которая победила лейкоз. Сделать это было бы невозможно без донорской крови. Маша — очень талантливая молодая девушка, ее можно назвать всеобщей любимицей. Если чаще всего истории про необходимость донорской крови — это истории про кого-то другого, то здесь мы постоянно видели перед собой человека, которого не было бы с нами, если бы не доноры. Она это прекрасно понимала и понимает, и потому везде и всюду рассказывает о подвиге доноров. Подвиг, конечно, не великий, но он способен спасать жизни людей. Думаю, что встречи с теми, кто жив благодаря чужой крови, могут помочь победить все сомнения и даже самые закоренелые суеверия.

Бог даровал мне здоровье, которое лучше среднестатистического. Я думаю, что для меня было бы грехом, если бы я скрывал этот Божий дар и не делился им, потому как вообще любой дар Бога дан человеку не для него лично, а для того, чтобы им делиться. Донорство для меня — это одна из возможностей делиться с окружающими тем, что я получил от Бога.

Подготовила Анастасия Спирина

Фото Екатерины Паладич

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию