fomaru

Category:

Почему тексты Евангелий порой противоречат друг другу?

Наверняка во время чтения Евангелия вы замечали, что между текстами есть расхождения, а иногда – даже противоречия. Или же, наоборот, ловили себя на мысли, что описание некоторых сюжетов у евангелистов совпадает слово в слово – будто бы они списали их друг у друга. В научной библеистике это явление называется синоптической проблемой и изучается уже не одно столетие. Почему же евангельские тексты иногда противоречат друг другу или полностью совпадают? И какие на этот счет существуют теории?

С этими вопросами «Фома» обратился к старшему преподавателю кафедры библеистики МДА, протоиерею Андрею Рахновскому.

Известно, что из четырех Евангелий произведения Матфея, Марка и Луки называются синоптическими. Почему? И что такое синоптическая проблема?

Потому что между этими тремя текстами очень много литературных пересечений, на которые в какой-то момент обратили внимание библеисты и начали подробное изучение и сопоставление этих Евангелий. В библеистике для обозначения этого явления стали использовать греческое слово σύνοψις, которое можно перевести как «обзор». Смысл этого слова будет более понятен, если мы переведем его по частям: σύν – это предлог, обозначающий совместное действие, а οψις происходит от греческого глагола со значением «видеть». Поэтому Луку, Марка и Матфея называют еще синоптиками.

А в чем же, собственно, состоит «проблема»?

Как ни странно, проблема содержится уже в названии самих Евангелий. На языке оригинала Евангелия озаглавлены следующим образом: «по Матфею», «по Марку» и т.п. Это значит, что эти тексты являются авторской версией изложения одних и тех же событий. Выражение «смотреть со своей колокольни» здесь более чем уместно. Хочу сразу оговориться, дабы не направить наших читателей по ложному следу, что авторский или субъективный элемент Евангелий касается только формы и способов подачи материала, но не самого содержания Божественного откровения. Совершенно ясно, что эти писания базируются на одном и том же фундаменте. Взгляд евангелистов на суть спасительного подвига Иисуса Христа, на Бога, на этическую строну новозаветного учения абсолютно одинаковый.

Само понятие «синоптической проблемы» возникло в XVIII веке. За этим термином скрывается целый ряд вопросов, которые возникают при сравнении повествования Евангелий от Матфея, Марка и Луки. «Вопросы» возникали по поводу удивительных совпадений между ними, причем совпадений не только в описании одних и тех же событий или поучений, но, что самое поразительное, в логике развития мысли внутри речей действующих лиц и в логике раскрытия того или иного события.

Более того, евангелисты излагают события одними и теми же «блоками» несмотря на то, что объективно события эти не всегда находятся в прямой хронологической связи друг с другом. Но это только одна сторона проблемы.

В параллельных местах помимо сходства мы также видим и большое количество разночтений и разногласий. Для того чтобы читателю стало понятно, о чем идет речь, можно привести два простейших примера. Как быть, если Евангелия расходятся в том, сколько было исцеленных в Иерихоне слепцов? Как объяснить, что Христос разрешает разводиться по причине супружеской неверности у одного евангелиста и вовсе не разрешает разводиться у другого?

Третья сторона синоптической проблемы заключается в выявлении источников, которыми пользовались авторы Евангелий – будь то ситуация взаимного использования материалов друг друга или же привлечение внешних устных или письменных источников. Кратко скажем, что так называемый Q (от немецкого Quelle – источник) — это общепринятое в науке обозначение одного из таких источников, которым, возможно, пользовались евангелисты.

Орел при евангелисте Иоанне изображает высоту евангельского учения и сообщаемых в нем божественных тайн.
Орел при евангелисте Иоанне изображает высоту евангельского учения и сообщаемых в нем божественных тайн.

Подождите, Вы все время говорите о трех евангелистах, а как же быть с Иоанном Богословом?

Дело в том, что значительная часть событий и поучений Христа в четвертом Евангелии — это особый, свойственный только Иоанну текст. Это не значит, что между синоптиками и Иоанном нет никакой связи, но она не так очевидна.

«Пролог о Логосе» («В начале было Слово, и Слово было у Бога…»), беседы Христа с Никодимом и самарянкой, беседа о хлебе «сошедшем с небес», воскрешение Лазаря, последние наставления Иисуса и Его первосвященническая молитва – это не только богословски важные фрагменты, упомянутые исключительно у Иоанна.

Они уникальны и важны даже с точки зрения структуры текста – настолько они крупны и подробны в сравнении с тем, как подается материал у синоптиков. Наряду с этим расхождение с другими евангелистами по поводу дня Пасхи и отсутствие в описании Тайной вечери момента причащения апостолов – все это заставляет библеистов вынести вопрос соотношения Евангелия от Иоанна и синоптиков за рамки синоптической проблемы.

В чем же заключаются сходства и различия у трех евангелистов?

В общем виде картину сходства и различия между синоптиками можно описать так. Часть действий и поучений Христа описаны всеми тремя евангелистами, другая часть – только у двух или у одного. Из этого ученые сделали вывод, что каждый автор Евангелий имеет;

а) общее содержание с двумя другими синоптиками;

б) общее содержание с кем-нибудь одним из них;

с) исключительно свое, не встречающееся ни у кого другого содержание.

Например, объем оригинального содержания в Евангелии от Марка составляет 30 стихов из более чем 650 – следовательно, 600 с лишним стихов этого евангелиста, передаваемые хоть и не дословно, а по большей части тематически, встречаются у Матфея и у Луки. Условно «общее» содержание у Матфея с Лукой достигает приблизительно 240 стихов. Оригинальное содержание у Матфея составляет примерно 1/6 от общего объема, у Луки примерно 1/4. Интересно, что, как оригинальное содержание Матфея и Луки, так и общее у них обоих касается прежде всего слов Спасителя, а не Его действий.

Для того, чтобы стало совсем ясно, можно привести два простых примера сходства и различия синоптических повествований. В первом случае мы увидим сходство текстов Матфея, Марка и Луки, во втором примере – сходство между Матфеем и Лукой против свидетельства Марка.

В приведенных отрывках следует обратить внимание не только на одинаковые фразы, но и на то, что они находятся внутри повествования об исцелении расслабленного на одном и том же месте, причем в связке с одними и теми же звеньями логической цепочки рассказа. Это может означать, что рассказ передавался именно в таком виде и евангелисты либо пользовались свидетельствами друг друга, либо имели один общий сторонний источник.

Следующий пример показателен именно тем, что Матфей и Лука следуют одной традиции пересказа притчи о работниках в винограднике, а Марк – другой традиции. Особенную остроту этому моменту придает то, что убийство именно «вне виноградника» имело важное пророческое значение, так как Христа распяли за стенами Иерусалима.

Как же библеисты объясняют наличие этих совпадений и расхождений?

На этот счет существует целый ряд гипотез. Некоторые библеисты предполагают, что евангелисты в процессе написания своих текстов были зависимы друг от друга: на руках у них было уже написанное кем-то Евангелие. Наиболее известный и «традиционный» вариант был предложен еще в V веке блаженным Августином. Он полагал, что Евангелия хронологически были написаны в том порядке, в котором они следуют в каноне. И при этом каждый автор пользовался сочинением предыдущего. Марк – Матфеем, Лука – Матфеем и Марком.

Другие исследователи синоптической проблемы предполагают, что у евангелистов был некий единый устный и письменный источник, на который они и опирались в процессе написания своих текстов. Согласно этой теории, Матфей и Лука получили сведения из двух основных источников. Первый – это так называемый «источник логий», он же называется «Q». Второй источник – Евангелие от Марка (иногда предполагается некая «исходная» редакция Евангелия от Марка). Но поскольку у Матфея и Луки присутствует еще и самобытный материал, то в рамках этого подхода считается, что у каждого был еще свой независимый и незнакомый другому источник – у Матфея его условно называют «М», у Луки – «L».

Евангелист Марк символизируется львом, в ознаменование могущества и царственного достоинства Христа.
Евангелист Марк символизируется львом, в ознаменование могущества и царственного достоинства Христа.

То есть получается, что все же апостол Марк был первым, кто написал Евангелие?

Согласно одной из гипотез, да. В частности, это предположение базируется на свидетельстве первого церковного историка Евсевия Кесарийского, который, ссылаясь на слова Папия, епископа Иерапольского, жившего на рубеже I-II вв, пишет: «Марк был переводчиком Петра; он точно записал все, что запомнил из сказанного и содеянного Господом, но не по порядку, ибо сам не слышал Господа и не ходил с Ним. Позднее он сопровождал Петра, который учил, как того требовали обстоятельства, и не собирался слова Христа располагать в порядке. Марк ничуть не погрешил, записывая все так, как он запомнил; заботился он только о том, чтобы ничего не пропустить и не передать неверно». Что мы можем почерпнуть из этого отрывка?

Очевидно, что евангелист Марк находился в ближайшем окружении апостола Петра и его текст в общем-то – это Евангелие от Петра. Апостол Петр излагал слова и деяния Христа, руководствуясь потребностями слушателей, а не формальной хронологией событий. Интересно, что евангелие от Марка действительно хронологически менее последовательно, чем тексты Матфея и Луки.

А откуда берутся предположения о некоем документе «Q»?

Эта гипотеза основывается на другом свидетельстве Евсевия Кесарийского. Оно связано уже с апостолом Матфеем: «Матфей записал беседы Иисуса по-еврейски, переводил их кто как мог».

Обратим внимание на выражении «беседы Иисуса». Это, по мнению части ученых, и есть тот самый Q – изначально устное предание, а затем записанный памятник, послуживший наряду с текстом Марка источником для Евангелий Матфея и Луки.

Чтобы было понятно, зачем вообще он нужен, проведем следующий эксперимент. Вычтем для начала из текстов Матфея и Луки самобытное содержание. Затем исключим из оставшегося материала те места, где Матфей и Лука согласуются с Марком. Оставшиеся приблизительно 240 (!) стихов общего содержания у Матфея и Луки и восходят к Q. Примечательно, что их смысловое содержание за редким исключением сосредоточено на поучениях Христа, исключая повествование о Страстях.

Но тут возникает вопрос: что это за авторитетный источник, в котором нет ни слова о самых главных событиях евангельской истории – о Страстях Христовых?  

По-видимому, это был не целостный источник, а именно комплекс разрозненных устных и письменных преданий о Христе, которые, возможно, ходили между христианами, а затем были использованы евангелистами.

Приведем некоторые примеры совпадений между всеми синоптиками и между Матфеем и Лукой, которые помогут нам почувствовать характер сходства между их текстами.

В данном фрагменте мы видим почти полное совпадение фраз диалога между Иисусом и прокаженным. Чтобы было ясно, что это не просто совпадение, обратимся еще к одному показательному примеру – на этот раз это разговор Христа и сотника.

Главное в приведенных повествованиях – не само наличие совпадений, а те выводы, которые волей-неволей напрашиваются при анализе этих строк. 1) мы видим дословное совпадение, 2) это совпадение относится к греческому тексту Евангелий, но! 3) Христом эти фразы произносились либо на еврейском, либо на арамейском, 4) при переводе на греческий эти фразы можно было перевести по-разному, учитывая различия между еврейским и греческим синтаксисом. Если мы примем во внимание все четыре пункта выводов, то естественно придем к заключению, что евангелисты использовали уже существующий унифицированный перевод на греческий, дошедший, вероятно, в письменном варианте.

Однако существует еще целый ряд выдвинутых гипотез – во многом взаимоисключающих, – которые также построены на очень сильной аргументации, что заставляет нас относиться к описанному выше открытию с долей здравого скептицизма.

Но почему же евангелисты не могли просто напрямую обратиться к непосредственным свидетелям жизни Иисуса Христа? Опросить именно их и не пользоваться какими-то сторонними документами?

То, что сказано выше об источниках, – в действительности далеко не все. Мы лишь перечислили ряд основных гипотез. Разумеется, сводить проблему к тому, что евангелисты пользовались некими двумя (или, например, четырьмя) источниками – слишком формальный, наивный и просто неисторичный подход. В случае с любыми историческими повествованиями (тем более – относящимися к такому древнему периоду) было бы слишком самонадеянно с нашей стороны полагать, будто мы в состоянии «нащупать» весь тот материал, который лег в основу того или иного сочинения. Рассказы свидетелей – несомненно, один из источников, к которым обращались создатели текстов канонических Евангелий. Евангелист Лука прямо говорит, что он написал «как передали нам очевидцы»(Лк. 1:2).

Евангелиста Луку изображают с тельцом, подчеркивая жертвенное, искупительное служение Спасителя.
Евангелиста Луку изображают с тельцом, подчеркивая жертвенное, искупительное служение Спасителя.

Вы говорили, что тексты евангелий являются богодухновенными. А что это значит? Почему для христиан вообще так важно именно такое отношение к Евангелию?

Богодухновенность означает, что основное смысловое содержание священных книг исходит от Бога. Хочу подчеркнуть, что это относится прежде всего к содержанию спасительного Откровения. Несмотря на то, что в Библии есть много интересного с исторической и литературной точки зрения, не это составляет ее исключительную ценность. Это примерно как «недостаточно играть на скрипке, чтобы быть Эйнштейном».

Есть много исторических документов, в сопоставлении с которыми Священное Писание может проигрывать в точности описания; язык Нового Завета с литературной точки зрения тоже не является образцом стиля. Библия – это памятник и истории, и литературы, но мы её ценим за то, чего нет в других произведениях: это история завета Бога и человека и откровение о Сыне Божьем, который спасает нас от греха и смерти, показывает тот путь, которого мы не найдем в других замечательных литературно-исторических памятниках.

А разве можно называть евангельские тексты, которые, как Вы сами сказали, противоречат друг другу, «богодухновенными»?

Если под богодухновенностью понимать «диктовку Бога», то в таком случае противоречия в Евангелиях неизбежно приведут нас к выводу о том, Господь противоречит сам себе. Если же мы исходим из того, что Писание – это богочеловеческое произведение, пространство творческого со-работничества Бога и автора, а отношения божественного и человеческого начал – очень сложное взаимодействие, то все встанет на свои места. Бог открывает нам истины, необходимые для спасения, человек – оформляет это Послание в язык, придает ему определенный литературный стиль и так далее.

Более того, мы как раз потому и можем доверять Евангелиям, что между ними встречаются противоречия. Это показывает, что перед нами живое свидетельство человека. Каждый евангелист как бы говорит: да, мы субъективны, да, мы что-то упустили или не так поняли, поэтому читайте нас всех и сравнивайте. Только так и бывает в реальной жизни у подлинно живых людей. В этом смысле примечательно, что в Церкви не прижились попытки создания единого непротиворечивого рассказа о Христе; не существует одобренной, официальной биографии Иисуса. Канон Священного Писания включает именно эти, известные нам четыре отдельных повествования апостолов.

При евангелисте Матфее изображается Ангел, как символ мессианского посланничества в мир Сына Божия, предреченного пророками.
При евангелисте Матфее изображается Ангел, как символ мессианского посланничества в мир Сына Божия, предреченного пророками.

Как Вы думаете, нужно ли в таком случае рядовому христианину разбираться в хитросплетениях и тонкостях синоптической проблемы? И если да, то почему?

Я считаю, что, конечно, нужно.

Во-первых, изучение Священного Писания не только как богодухновенной книги, но и как литературного памятника, возникшего в определенном историческом контексте, помогает воспринять Евангелие как историческое, а следовательно – правдивое повествование. Принятие догмата о Боговоплощении и почитание искупительной жертвы Спасителя, совершенной в рамках человеческой истории, логически ведут нас к тому, чтобы не брезговать конкретными проявлениями самой этой истории, видеть в ней ту среду, в которой раскрылось Божественное Откровение. Мне думается, что христианам не следует пренебрежительно относиться к тем человеческим усилиям, которые предпринимали евангелисты, чтобы донести до нас повествование о жизни Христа.

Во-вторых, разбираясь хотя бы отчасти в данной проблеме, мы всегда можем грамотно и корректно вести полемику с противниками христианства и опровергнуть мнимые сенсационные разоблачения по типу «Сто противоречий Библии или как вас обманывают церковники». Авторы подобных опусов, к сожалению, не знакомы с многовековым научным трудом, предпринятым множеством ученых-богословов, а вот нам – христианам, к которым все описанное в Библии имеет непосредственное отношение, хорошо бы хотя бы в небольшой степени в этом наследии разбираться.

И, наконец, изучение синоптической проблемы может помочь нам осознать тот уникальный путь, который проделал каждый евангелист, составляя для нас свидетельство о Христе. Ведь за каждым из четырех текстов стоит личный, по-своему пережитый опыт встречи со Христом Матфея-мытаря, Луки-врача, Иоанна-рыбака и Марка, о роде занятия которого нам, к сожалению, ничего неизвестно.


Изображения на заставке: мозаика собора Святого Марка; XII в., ruicon.ru

Подписи: си́мволы евангели́стов – изображения четырех живых существ, которые древняя иконографическая традиция усвоила евангелистам; как принято считать, символы эти заимствованы из видения Иоанна Богослова (Откр. 4:7). Символы раскрывают различные стороны искупительного подвига и учения Спасителя в изложении евангелистов. Текст: azbyka.ru

источник
— сайт журнала «Фома»: https://foma.ru/pochemu-tekstyi-evangeliy-poroy-protivorechat-drug-drugu.html

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
главное вот так, постепенно-постепенно, не уйти от сути к подсчету слепцов
отчего-то кажется, что это повсеместно и происходит
А какой был бы смысл, если бы все четыре Евангелия слово в слово совпадали?

Писали разные люди. Причём, не все непосредственные свидетели.

Одни - об одном, другие - о другом.
== Если под богодухновенностью понимать «диктовку Бога», то в таком случае противоречия в Евангелиях неизбежно приведут нас к выводу о том, Господь противоречит сам себе. ==

а если бежать от такого вывода, то... видимые нами противоречия - просто факты, описываемые в разных обстоятельствах... и пока эти обстоятельства не произойдут... в одном случае сколько-то слепцов, в другом - столько-то... а что? слепцы - стали видеть???... не-а... это какой-то факт, который все время был неочевидным, вдруг стал очевидным...

Очевидный - несомненный, бесспорный, такой явный, что можно убедиться собственными глазами; понятный с первого взгляда. ** Очевидная истина. Очевидный факт. Это — очевидное недоразумение.

самое очевидное недоразумение - понимать Св.Писания как историю...
История -
1. Действительность в её развитии, движении. "Законы истории"
2. Наука о развитии общества и природы. "История средних веков"

вот такое понимание Св.Писаний и приводит всех к недоразумению...
Недоразумение -
1. Ошибочное, неполное понимание. "По недоразумению"
2. Пререкание, спор, ссора.

и все из-за того, что под персонажами понимаются люди... ведь с самого начала дается понимание не физически материального человека - Адама...
Физический - Относящийся к деятельности мышц, мускулов у живых существ.

кто? из людей создан из праха земного... никто... а человека какого?... ну, скажем, ментального...

Ментальный - Относящийся к мышлению, сознанию, умственной деятельности. "Ментальные способности"

который, обретя материальную форму (написание), становится физическим в этом смысле слова...
Физический - 2. Относящийся к половым взаимоотношениям. "Физическая близость"

и не в смысле близости мужчина-женщина, а чтоб связалось в духовном плане...
Ин. 13:33 Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.

вот если из текста поста условно "вычеркнуть" информацию, связанную с людьми в Писаниях - их деятельность, как бы... то что? останется?... богодухновенность...

= всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам... = - что? это... всякий человек пишет в Духе... а значит то, что нужно, - по диктовку Бога...

и, вот, если подходить с таким посохом... то можно далеко пойти, а не вертеться на одном месте столетиями...

и второе недоразумение - с литературным пониманием Св. Писаний... литература - художественное произведение - красочное описание последовательное во времени... такая особенность Св. Писаний - описание в историческом формате - удобна для запоминания и поисков нужного места, чтоб привести цитату ДЛЯ ПОЛНОТЫ содержания происходящего события (здесь и сейчас)... цитаты, как пазлы, хранятся в "литературно-историческом виде"...
И вот... если исходить из того, что все написанное богодухновенно... и все - как нужно... то можно рассматривать вопрос: почему? для нас 4 Евангелия... а точнее - 3 + 1 или 1 + 3...

сперва их должно быть очень много, чтоб было из чего выбирать... ведь что? такое Евангелие для нас - это описание земной жизни Христа... много авторов - много "видений" не зная Его лично... в общем это выглядит как свидетельствование... в наше время инета похожее можно встретить в разделе "религия", "христианство"...

человеческая история рассказывает как трудно было выбрать несколько из такого объема информации... и должно было быть Евангелий 4... почему не одно?... потому что сказано от Мф. 18...
20 ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.

и почему? именно 4, а не 3 (Бог ведь любит троицу), и не 5... а вот богодухновенная история в Каббале чисел об этом рассказывает так...

Единица символизирует непроявленное творческое начало, замкнутое внутри себя. Эта замкнутость ей имманентна, в отличие от замкнутости тройки. Это, например, уединение зреющей внутри себя мысли, не нуждающейся ни в чем, кроме полного одиночества; это зерно, зародыш, потенциальная возможность будущего проявления любого рода. Единица абсолютно непроницаема, это черный ящик, из которого со временем может что-то произойти, но заглянуть внутрь него невозможно.

Единица — это потенциальная реальность, в частности, потенциальная мысль и потенциальная энергия; они могут быть высвобождены в любом виде, и определить его заранее невозможно.

Проявления единицы на низком уровне можно представлять себе как свободу и энергию зла, то есть активных инволюционного и хаотического начал, точнее того, что питает их творчество. Последнее, однако, преимущественно вторично по отношению к более высоким проявлениям единицы (творчеству добра), то есть обычно зло повторяет идеи добра в сниженном, профанированном виде, употребляя, правда, всевозможные дополнительные хитрости. Тем не менее независимо от уровня, единица всегда обладает всеми своими качествами, в том числе непроницаемостью и непредсказуемостью, так что даже высокий духовный иерарх не в состоянии точно предвидеть козни самого мелкого чертенка.

Единица символизирует Абсолют как универсальное порождающее творческое начало и каждый его образ в любом плане Вселенной, то есть исходный момент любого процесса творчества и рождения нового. Единица стоит над художником, раскладывающим кисти перед мольбертом, и воспитателем, внедряющим истину в детские души, — ни тот, ни другой, и никто на свете не знает, что получится в результате, но на какой-то момент происходит приобщение к Абсолюту, или, наоборот, можно считать, что здесь Абсолют моделирует (воссоздает) Себя в локальных условиях.
****************************************************
ДВОЙКА — отрицание, двойственность, распад, антагонизм, противостояние, разомкнутость, поляризация, центробежность.

Комментарий. Вообще операция прибавления единицы (+1) означает выход за пределы. В данном случае 2=1+1 может интерпретироваться как первое проявление потенции, содержащейся в единице, проявление грубое, несовершенное и идущее главным образом по пути отрицания. Это бунт: вырастающего ребенка против родителей, Люцифера против Бога. Здесь, особенно на низком уровне, характерен антагонистический дуализм, позиция противопоставления “или-или”, начисто отрицающая сотрудничество, “и-и”.

Характерное заблуждение двойки — это впечатление, что она исчерпывает потенции единицы. На самом деле это далеко не так, но магия поляризации, заставляющая воспринимать мир в черно белом цвете, в этом случае очень сильна, и освободиться от нее до конца не удается.

продолжение следует...

продолжение...

В отличие от замкнутой единицы, двойка предельно разомкнута, наподобие магнита, привлекающего к себе частицы с любым зарядом: положительные — к одному полюсу, отрицательные — к другому. На низком уровне двойка символизирует неустойчивость и распад на эволюционно низшие элементы. На более высоком уровне — это неустойчивость, связанная с колебаниями между двумя противоположными (в каком-то смысле) состояниями; эти состояния воспринимаются как антагонистические, поэтому переходы приносят страдание, дисгармоничны, но каждое состояние само по себе очень определенно и устойчиво...

Двойка дисгармонична; это антагонизм, который можно смягчить, но нельзя разрешить полностью, состояние типа “не могу без тебя — но и не могу с тобой”. Двойка символизирует два полюса и поле напряжения между ними в пустом пространстве; только рождение чего-то третьего может окончательно разрешить это напряжение.
****************************************************
ТРОЙКА - синтез, гармония на данном уровне устойчивость, локальная самодостаточность, центростремительность, адаптивность; период временной развертки (характеристика временного измерения).

Комментарий. 3=2+1 - преодоление противостояния двойки означает рождение третьего, что качественно меняет картину взаимодействия. Происходит синтез, результатом которого является тройственный союз, вполне гармоничный для его участников, но лежащий в одном слое бытия: тройка символизируется плоским треугольником, который отлично чувствует себя в своей плоскости и либо не видит, либо игнорирует остальное пространство.

Все бывшие внутренние противоречия и внешние антагонизмы забыты; тройка в своей плоскости самодостаточна и совершенно устойчива. В противоположность двойке, она (в своей плоскости) замкнута, но обладает характерным притягивающе гармоничным качеством: она извлекает гармонию из окружающего мира, присваивая себе, слегка перестраивая ее или себя с целью лучшего усвоения; вообще тройка очень адаптивна, но никогда не в ущерб себе. Она привлекательна изнутри (то есть для себя), а также выглядит красивой и гармоничной издалека; но когда она сможет до вас дотянуться, она проявится и как гармоничный вампир паразит, если только вам не удастся проникнуть внутрь нее или проработать целиком.

Тройка вкоренена во временной поток; кажется, что она стоит в начале, в середине и в конце. При этом на низком уровне развития она постепенно замедляет течение времени и впадает в спячку. На высоком уровне она выбирает турбулентное течение и его стабилизирует.
********************************************
это как состояние "здесь и сейчас"... троица - растроица... вот мы исследуем писания евангелистов на качество... а они просто говорят о количестве...
********************************************
ЧЕТВЕРКА — грубая материализация, примитивная, жесткая форма, препятствие и импульс развития.

Комментарий. 4=3+1 — четверка означает разрушение гармонии тройки и выход за плоскость ее существования. Четверка символизирует исходный пункт эволюции данного плана, когда его материальность уже создана, но процесс ее просветления еще не начался; или, другими словами, ситуацию, когда дух, заключенный в данной форме, еще совершенно потенциален, не проявлен, а форма, наоборот, столь же материальна, никак с ним не согласована, и представляется ему тюрьмой: 4 (квадрат) — символ тюремной решетки. Другой вариант символа четверки — это крест: распятие духа в материи, то есть одухотворение неподготовленной материальной формы, или, с другой точки зрения, воплощение неподготовленного духа.

Четверка символизирует мучительное состояние, когда дух теплится в форме: он уже (как всегда, с самого начала) там есть, но не может хоть как-то устроиться. Форма не соответствует содержанию, цель не достижима имеющимися средствами. Однако четверка — это стимул к разрешению проблемы: дух в начальной фазе чрезвычайно пассионарен и производит различные попытки устранить несоответствие.

продолжение следует...
продолжение...

Таким образом, четверка сохраняет память о разрушенной гармонии тройки и содержит в себе источники энергии, направленной на ее восстановление, и пусть практически эта цель недостижима, многие усилия четверки оказываются конструктивными, хотя она достигает и не совсем того, к чему стремится; по пути будет много срывов, поскольку первоначальный импульс четверки к вертикальному прорыву оказывается неподготовленным, у нее негодные средства.

4=2+2 — к неразрешимому антагонизму, присущему данному материальному плану, добавляется антагонизм между ним и более высоким планом, то есть антагонизм дух—материя. В результате получается жесткая конструкция (треугольная пирамида), символизирующая абсолютную несвободу.

4=1+3 — гармоничное проявление Абсолюта всегда есть профанация и торможение его творческих возможностей: это царевна в хрустальном замке. Иначе говоря, четверка на высоком уровне символизирует сошествие высокого иерарха в плотные материальные слои.

4=3+1 — четверка это преодоление замкнутости тройки, выход, ценой разрушения ее гармонии, в следующее измерение, к которому придется долго и трудно приспосабливаться.
*********************************************
м-да... именно Евангелие от Иоанна есть сценарий...
Сценарий -
Сцена́рий — литературно-драматическое произведение, написанное как основа для постановки кино- или телефильма, и других мероприятий в театре и иных местах.

Сценарист — человек, который пишет сценарий к фильму. Иногда в написании одного и того же сценария принимает участие несколько сценаристов, прежде чем режиссёр выберет лучший вариант. Необязательно автор книги пишет сценарий при её экранизации. Эта работа обычно отдаётся сценаристу, а автор произведения, при возможности является соавтором сценария или консультантом.

вот, почему в тексте поста появляется вопрос о Q... и вот почему Евангелий не 5... еще время не пришло... из воды делать вино:)...
******************************
ПЯТЕРКА — оживление, изобретательность.

Комментарий. 5=4+1 — пятерка символизирует преодоление косной материальности четверки, первое видимое проявление духа в материи, другими словами, ее оживление. Эта жизнь может быть в некоторой степени отрицанием формы, в которой она зародилась, и послужить началом ее разрушения — так вырастает мох на камнях, углубляя их трещины, но в действительности это первая фаза развития духа, облекшего себя плотноматериальной оболочкой.

Пятерку можно интерпретировать как первое творческое проявление формы, первый шаг в адаптации духа к материи, или начало процесса высветления материального плана, или первую ступень на пути согласования формы и содержания. Пятерка принципиально непредсказуема, ее проявления подобны появлению света над безвидною Землею в первой главе книги Бытия. Однако творческие идеи пятерки повисают в воздухе: у нее самой недостает сил их реализовать, этим занимается шестерка.

5=1+4 — материализация Абсолюта, то есть жизнь в материальной форме, символизируемая пятеркой, есть в действительности модель всей одухотворенной Вселенной, а не какое-то частное проявление ее творческого начала.

5=2+3 — пятерка гармонизирует непримиримый антагонизм двойки; другими словами, жизнь устраняет или смягчает глубочайшие противоречия, проявившиеся еще в момент первого проявления Абсолюта (см. описание двойки).

5=3+2 — пятерка преодолевает замкнутость тройки, поляризуя ее. Это отчасти нарушает гармонию (конечно, не так, как при добавлении единицы, то есть в четверке), но зато тройка получает дополнительное напряжение энергетического поля и оживляется.

Пятерка обаятельна живой непосредственностью, изобретательна, не уважает авторитеты, бестактна, любит свободу и независимость и ухитряется ускользнуть от давления императива самым неожиданным образом. С ней интересно всем, но там, где ей скучно, она не задерживается. При всем том не обладает большой силой и нуждается в поддержке.
*************************************************
Всё это похоже на старый еврейский анекдот
- Не люблю я "Битлз",Абраша.
-А где ты "Битлз" слышал?
-Да мне Рабинович на привозе напел пару песен...
Название - "Почему тексты противоречат друг другу". Вся статья - про то, что в текстах общего и как это общее стало возможно.

Мудрость мира сего никогда не поможет объяснить то, что понятно только младенцам.

haron_kharkov

August 11 2019, 14:31:28 UTC

Не стану вдаваться в религиозную казуистику, хотя история раннего христианства и была моей любимой темой научных работ на протяжении 3 курсов учёбы в юридической академии.
Отмечу как бывший следователь, умеющий критически относиться к логике исторических источников.
Надо понимать, что фактическим основателем христианства (с точки зрения систематизации идеологии и определения перспектив её дальнейшего развития, что и является наиболее существенным) является не Христос, а безусловно апостол Павел. Археология и здравый смысл говорит о том, что и Деяния святых апостолов, в которых сам Павел возникает в христианстве как действующее лицо (и поэтому, с большой долей вероятности, с такой целью и написанные), и послания от его имени, содержащие конкретные указания конкретным же людям, появились гораздо раньше, чем неопределённые и неконкретные Евангелия, в т.ч. и апокрифические. Более того, Евангелия косвенно подтверждают верующим религиозные полномочия самого Павла, который якобы был призван в число апостолов уже после воскресения Христа и поэтому, говоря конкретно, был избавлен от необходимости непосредственно свидетельствовать о Евангельских событиях.
Эту ситуацию проще будет понять на примере Ярослава Мудрого и Повести временных лет. До Ярослава то, что называлось Киевской Русью, никак нельзя было назвать стабильным государственным образованием, оно было в то время исторически несравнимо даже с Хазарским каганатом, не говоря уже о Византии и иных европейских государствах. И действительно мудрый и изворотливый деятель, всеми силами создавая эффективное государство, первейшим делом для этого счёл написание его истории. По разным крупицам и побасёнкам, методом возвеличивания деяний дряннейших предков, которые, как и все викинги, были разбойниками, а никакими не государственными деятелями, а главным образом - описывая свои же добрые дела и тем самым побуждая наследников их приумножать.
Из этого факта возникли 2 непреложных следствия, аналогичных спорам о Евангелиях.
1) Буквально всё, что было до Ярослава - зыбко, непонятно, неконкретно и во всём спорно. Начиная от образа пресловутого Рюрика, княгини Ольги и обстоятельств Крещения Руси и кончая неимоверным драматизмом восшествия на киевский престол самого Ярослава, рождение версий и поток непримиримых дискуссии о том отрезке истории продолжаются по сей день. Зато после прихода Ярослава к верховной власти подобных разногласий становится сразу на несколько порядков меньше, и о жизни каждого княжича, а вскоре даже о второстепенных деятелях церкви и государства появляется уже по нескольку, как сейчас говорят, независимых источников. Возражения о том, что до Ярослава якобы был низкий уровень грамотности, опровергаются наличием подробных и на научном уровне мало противоречивых европейских хроник раннего Средневековья, где тоже с грамотой дела обстояли плохо по сравнению с павшим Римом. Гораздо логичнее предположить, что просто до начала 11 века описывать то, что творилось на территории полян и древлян было бы стыдно, очень тяжко и главное, незачем.
2) Существовал ли Христос с его чудесами - как говорится, хотите верьте, хотите нет, но о реальности, а главное, о значении деяний самого Павла спорить уже некорректно. Голос Христа с неба и обращение этого апостола в христианство - очень эффектный литературный приём, в контексте самого учения как бы объясняющий все дальнейшие события и дотошные вопросы. Подобно этому любимый популяризаторами эпизод изнасилования Владимиром Рогнеды, матери Ярослава, как бы не только не оставляет сомнений в родословной истинного основателя Киевской Руси, но, кроме того, уже 1000 лет наполняет сердца "добрых самаритян" состраданием к тяжёлому детству мудрого и великого князя.
Протоиерей А. Рахновский рассуждает о противоречиях в текстах четырех евангелий, вернее трех – синоптиков, потому что евангелие от Иоанна, это вообще особая статья. При этом как-то упускается из виду, что, вообще говоря, вопрос синоптиков, это только часть проблемы. Во-первых, четыре евангелия, это лишь малая толика корпуса христианских произведений, созданных в период с первого по пятый века нашей эры, многие из которых также претендуют на титул «благой вести». Во-вторых, тексты этих четырех евангелий обрели окончательный состав и целостность значительно позже времени их создания, в процессе сверки, сличения и сведения воедино текстов множества манускриптов, не все из которых, как можно предположить, дошли до нас. Касаемо, тех что дошли, полностью или фрагментарно: это корпус из примерно 380 рукописей, которые используются в научных изданиях Нового Завета, таких, например, как “Novum Testamentum Graece, начатых Эберхардом и Эдвином Нестле и продолжаемых по сей день (самое недавнее по времени, XXVIII издание, вышло в 2015 г.). Если исходить из логики высокоученого протоиерея, все они – продукты сотрудничества Бога с трудноустановимым числом человеков. В каком из этих артефактов двойного авторства больше доли первого автора, нежели второго или вторых-третьих? И если к «каноническим» евангелиям добавить «апокрифические», проблема станет еще безысходнее.
На вопрос «нужно ли в таком случае рядовому христианину разбираться в хитросплетениях и тонкостях синоптической проблемы?» досточтимый первосвященник, без видимых колебаний, отвечает: «Я считаю, что, конечно, нужно». Вопрос в том, как? Ведь, для начала, «рядовому» христианину надо срочно перестать быть таковым и изучить хотя бы греческий латынь, без знания которых не то что, разобраться, а, хотя бы, начать ориентироваться в частном и общем аспектах «проблемы синоптиков» было бы задачей совершенно неисполнимой. François de Salignac de La Mothe Fénelon (1651 –1715) подошел к ней проще: он рекомендовал мирянам Библию не читать, иначе как с церковного дозволения и под церковным надзором, а дозволять чтение лишь «душам простым, покорным, смиренным, кои искать будут не удовлетворения своего любопытства, желания спорить, судить или критиковать, но будут лишь питать себя во молчании» (Lettre de Monseigneur François de Salignac de la Mothe-Fénelon , archevêque-duc de Cambrai à M. l'évêque d'Arras, sur la lecture de l'Ecriture sainte cn langue vulgaire). На вопрос, а этим-то зачем Библию читать, ведь они и без того «спасутся», монсиньор архиепископ-герцог, возможно, ответил бы, что и им, строго говоря, не надо, но, поскольку Библия есть, напечатана и вреда не будет, коли читать будут про себя и без последующих дискуссий, то пусть, пожалуй, и читают, коль свободное время есть, месса закончилась, а вечеря не началась.
Потому что показания очевидцев как правило противоречат друг другу.
Врёт как очевидец - это же мем.
Вот если бы в текстах противоречий не было бы...Это было бы признаком лижи и подчисток.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →